Россия явилась наследницей византийской цивилизации

Россия явилась наследницей византийской цивилизацииРоссия явилась наследницей византийской цивилизации, где пренебрежение к личным правам и свободам человека и его подчинение хозяину и государству было глубоко укоренившейся традицией. Православие явилось составной частью этой цивилизации и было больше, чем религией. Оно представляло собой также идеологию российской государственности. В отличие от протестантизма, который представлял собой рационализацию религии, правил земной жизни и тем способствовал модернизации и индустриализации, развитию индивидуальных прав и свобод, православие обращено к небу и вечности, а правила земной жизни оставляет неизменными. Его отношение к земной жизни сводится к тому, что она объявляется греховной, а спасение видится в молитве и покаянии. Тем самым православие, скорее, препятствует развитию необходимых для модернизации и прогресса прав и свобод личности, чем способствует их совершенствованию. В отличие от протестантизма православие не вмешивается в социальную жизнь, а проповедует уход от роскоши и безделья путем «духовного самоочищения»: «богатство надо стяжать не на земле, где его моль точит и под него вор подкапывается, а накапливать на небе богатство вечное и нетленное». Последствия того, что земные проблемы православие переносит на небеса, для судеб России оказались глубоко противоречивыми. С одной стороны, создание социальных норм и правил оказалось полностью в руках корыстных имущих классов и государства; с другой — религиозное направление поиска высокого социального идеала придало воспитанию русского народа церковный характер и тем отделило сознание человека от его практической деятельности.

Ввиду этого в сознании бесправного и беззащитностного российского населения укоренилось негативное отношение к частной собственности как результату грабежа, а к государству — как институту произвола. Честность в личных и деловых отношениях, которую протестантизм утверждал как норму повседневной жизни, оказалась чуждой русскому человеку, который в повседневной жизни был объектом грабежа и произвола. Н. Бердяев одобрительно цитирует другого русского философа К. Леонтьева, который писал, что «русский человек может быть святым, но не может быть честным. Честность — западноевропейский идеал. Русский идеал — святость» (Бердяев, 1990, с. 75). Эти два различных идеала — прямой результат того, о чем говорилось выше, — различных путей, по которым шло материальное и духовное развитие Запада и России.

Похожие записи

  • 05.10.2015 Биржевой крах 24 октября 1929 г Великая депрессия в США началась с биржевого краха 24 октября 1929 г. и продолжалась, если судить по динамике валового национального продукта в неизменных ценах, до 1937 г. включительно, […]
  • 05.10.2015 Идея полезности Полезности не служит рабочей категорией и не выполняет аналитических функций даже там, где она, казалось бы, обязана была это делать, например, в теории благосостояния. Центральную […]
  • 05.01.2016 Теория роста Поскольку Г. А. Фельдман создавал свою теорию роста путем использования схем воспроизводства Маркса, то следует рассмотреть, как он это сделал. Г. А. Фельдман с полным основанием считал, […]
  • 02.10.2015 Нормы преступности в США Нормы преступности в США в 1910-1937 гг. (число осужденных на 100 тыс. населения) Вместе с тем данные свидетельствуют об относительно низком уровне преступности в США в период Великой […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Галерея
7677 16328 17324 18696 83077314 24150
Интересные записи

Copyright © 2016. All Rights Reserved.